Бизнес одно — семья другое

Бизнес одно — семья другое


Смена власти

Самая страшная опасность для любой корпорации — выбрать не того человека на пост генерального директора. Теоретик менеджмента Джим Коллинз проанализировал некогда процветавшие, а ныне пребывающие в состоянии упадка компании и пришел к выводу, что во всех, кроме одной, не сумели четко выстроить смену власти. Исследование, проведенное Джозефом Фаном, подтверждает, что из-за этого, как правило, падает стоимость компаний. Именно смена власти — слабое место большинства семейных предприятий. Даже в нашей выборке почти треть компаний рассматривали одну-единственную кандидатуру на пост нового гендиректора, а примерно у двух третей не было выстроенной процедуры отбора кандидатов. Преемника назначал по своему усмотрению главный представитель семьи, после чего его официально одобряли наблюдательный совет и менеджмент. Иногда решение о преемнике принималось случайно или вследствие внезапного озарения. «Сначала гендиректор [индийской розничной сети] участвовал в нашем консалтинговом проекте, — вспоминал ключевой представитель семьи. — За четыре месяца я вполне изучил и его самого, и его стиль руководства». Бывает, компании полагаются на рекомендации других. Главой испанской компании ее собственники назначили одного из двух управленцев, которых ей посоветовал авторитетный профессор менеджмента. Совет директоров японской компании назначил ее главой члена семьи, который работал там много лет и когда-то начинал с самых низов. «Он вырос здесь профессионально и досконально знает и производство, и продукцию», — объяснил не принадлежащий к семье директор.

Тем не менее многие исследования показывают, что самых удачных генеральных директоров назначают, если их целенаправленно выбирают из нескольких кандидатов. Лучшие семейные предприятия из нашей выборки начинали заниматься этим вопросом заблаговременно и ориентируясь на стратегию бизнеса (см. врезку «Выстроенная процедура смены власти»). На начальном этапе наблюдательный совет официально создавал комитет, который формулировал требования к кандидатам, и искал подходящих людей в компании и за ее пределами. Комитет решал, каким в идеале должен быть гендиректор, составлял длинный список кандидатов, оценивал их, проводя с ними собеседования и наводя о них справки. Затем комитет формировал короткий список, ранжируя ­людей по их предпочтительности, и представлял его наблюдательному совету и руководителям, а они, в свою очередь, выбирали финалиста. Наконец, члены семьи и независимые директора одобряли выбранного кандидата, хотя обычно неофициально обладали правом вето.

Бывший гендиректор (не из семьи) британской строительной компании говорил нам: «Все было организовано очень профессионально. Сначала меня проинтервьюировал отдел персонала и представитель третьего поколения семьи, потом я встречался с главой семьи, потом с его братом, потом сразу со всеми пятью представителями четвертого поколения, а потом — с глазу на глаз со всеми неисполнительными директорами. Все наводили обо мне справки». В шведской медиакомпании похожую процедуру всесторонней оценки выстроил «семейный» председатель совета директоров: «Я решил, что каждый из семи выборных членов совета директоров должен побеседовать [с предполагаемым гендиректором] — не важно, наедине или все вместе. Потом мы сравнили наши впечатления и пришли к общему выводу».

В большинстве компаний при подборе кандидатур соблюдали иерархию: на первом месте — кандидаты из семьи, на втором — выдвиженцы от компании, на третьем — люди со стороны. Мы горячо поддерживаем этот принцип, при условии, что оценка и дальнейшая подготовка организованы правильно. Лучше всего для семейных предприятий — выбирать руководителя из своих рядов, поскольку там решающую роль играют культура и личные отношения. У 50 компаний нашей выборки 38% генеральных директоров были членами семей. У остальных — 54% из собственных сотрудников, а 46% — со стороны (см. врезку «Три типа “несемейных” генеральных директоров»).

Конечно, многое определяют первые месяцы работы нового гендиректора, когда он берет дело в свои руки. Исходя из собственного опыта, можем сказать, что если новому руководителю, будь это «свой» человек или аутсайдер, оказывают должную поддержку, то вероятность его провала снижается наполовину. Особенно трудно генеральным директорам — не членам семьи, которые приходят в семейные компании: на этом этапе конфликты почти ­неизбежны. Мы услышали несколько таких историй от топ-менеджеров. «Владельцы говорят, что за все отвечаю я, а на следующий день приходят и сами принимают решение, причем даже не всегда понимают это», — рассказывал нам руководитель немецкого предприятия. «В их мир вписаться невозможно, — считает топ-менеджер другой компании. — У меня никогда не было ощущения, что это мое дело».

Такого рода проблем не будет, если семейная компания даст новому гендиректору время, чтобы он узнал организацию изнутри, познакомился с ключевыми сотрудниками и наладил связи с влиятельными представителями семьи. «Когда мы кого-нибудь приглашаем со стороны, то ходим за ним всюду, словно тень, — говорит один “семейный” гендиректор. — Директор или член правления представляет его, помогает ему и регулярно с ним беседует. Ноу-хау передается от человека к человеку». Председатель совета директоров бельгийского предприятия пищевой промышленности говорил о том же: «Он будет в постоянном контакте со мной, и я обязательно буду объяснять ему, чего хочет семья». Благодаря продуманной процедуре «введения в должность» и профессиональной, честной системе отбора компании могут менять своих высших руководителей, не подвергая организации стрессу, не разрушая свою стоимость, а создавая ее.

Выбор новых руководителей, особенно генеральных директоров, — опасный момент для семейного бизнеса. Но, как показывает наше исследование, компания благополучно преодолеет его и будет процветать при многих поколениях семьи, если сформулирует четкие требования к управлению, сохранит «семейственность», будет целенаправленно искать (в семье и не только) перспективных менеджеров и профессионально готовить их к будущей работе, выстроит четкую процедуру смены власти и «введения в должность» нового гендиректора. Выгоды очевидны: исследования, проведенные Ernst & Young, Family Business Network, Credit Suisse и другими, показывают, что крупные, давно существующие публичные семейные компании развиваются быстрее несемейных, они более жизнеспособны и у них на несколько процентов выше рыночная доходность.

By |2020-02-25T08:47:18+00:00Февраль 25th, 2020|Categories: Новости и события|0 Comments

About the Author:

Leave A Comment